Мозг – это самая причудливая

машина в мире. Будем же скромны
и осторожны в заключениях.

И.М. Сеченов

ПРЕДИСЛОВИЕ

Существует ли телепатия (или биоинформация, или биологическая радиосвязь, или пара- или метапсихология, или ESP, «феномен пси» или экстрасенсорное, внечувственное восприятие, как ее еще называют)?

Каковы природа, механизм ее действия, не скрыты ли в ней пока неизвестные природные закономерности, источники новой, необычной энергии?

Что сулит человечеству разгадка ее тайн?

И все же, не является ли все это вымыслом, пустой фантазией?

Эти вопросы дискутируются на протяжении тысячелетий.

В далеком и недавнем прошлом околотелепатические дискуссии носили явно ненаучный характер: обладатели ярко выраженных телепатических способностей (ведьмы, колдуны, чародеи, маги, ворожеи, знахари, алхимики, чернокнижники и т.п.) и сторонники изучения этих феноменальных способностей прошли через мракобесие древности и костры средневековой инквизиции, через идеологическую марксистско-материалистическую инквизицию нашего времени, ее жертвы исчисляются сотнями тысяч.

Пожалуй, ни одно другое природное явление не привлекало к себе такого длительного, упорного, неиссякающего интереса, который бы так долго и жестоко преследовался, но который бы вопреки всему все больше возрастал.

Под напором накопленных в прошлом и все более массовых современных фактов наука была вынуждена перейти, наконец, от дискуссий к прямым телепатическим исследованиям, фронт которых во всем мире ускоренно расширяется.

Однако и сегодня убедительных ответов на приведенные выше вопросы нет, а сам факт существования телепатии многими упорно отвергается, в том числе и в науке.

Телепатические явления имеют принципиальную особенность, которая прямо и успешно работает против их признания: не сопровождаясь звуком, запахом, цветом, вкусом, изменением температуры, влажности или какими-либо иными ощутимыми признаками, которые воспринимаются, фиксируются органами чувств, индивидуальным и массовым сознанием, они дают возможность и право отрицать их как реально существующее явление природы. Даже многочисленные демонстрации поистине поразительных телепатических феноменов, в том числе и телевизионные, не меняют дела, поскольку их невозможно повторить достаточное количество раз, как того требует строго научный подход.

Очевидно, доказать существование телепатии возможно только двумя способами:

а) научными исследованиями, в результате которых ее наличие и носитель будут надежно зафиксированы;

б) демонстрацией таких проявлений телепатии, которые бесконечно повторяются, доступны наблюдению каждого и ни в ком не вызывают сомнений.

Первый способ не дает пока желаемых результатов. И не только потому, что наука еще не располагает необходимыми для эффективных исследований методами и оборудованием, но, главное, в силу того, что она не обладает принципиально новым подходом, концепцией организации, постановки этих исследований.

«…Отношение представителей научной общественности и государственной власти к проблемам парафеноменов… варьируются от безоговорочного признания до полного отрицания самой возможности проявления парафеноменов в природе…

…современная наука совершенно не готова к надлежащей организации парапсихических исследований. Более того, те формы, в которых она в настоящее время существует, принципиально исключают даже саму возможность прорыва научной мысли в сферу парафеноменальных знаний…

…В ходе исторического развития произошла постепенная (замеченая только немногими мыслителями) подмена понятия «науки» понятием «естествознание», основой которого стал рационализм, а позже – материализм, который до настоящего времени продолжает оставаться господствующей мировоззренческой системой в науке. В основе же психо-энергетических парафеноменальных воздействий лежит некая особая реальность, в принципе отличная от той материи и тех информационных процессов, которые исследуются в системе современного естествознания»
(К. Баландин. Парафеномены: на пути к познанию//
Международный еженедельник «Зеркало недели» (Киев. 1995, № 19 (32).

Одним из «немногих мыслителей», заметивших подмену «науки естествознанием», был великий французский ученый Мари-Жозеф Пьер Тейяр де Шарден, призвавший к «соединению разума и мистики».

«Нет более привычного для нас понятия, чем духовная энергия. Но нет также и более неясного с научной точки зрения. С одной стороны, объективная реальность психического усилия и психического труда столь хорошо установлена, что на ней основывается вся этика. А с другой стороны, природа этой внутренней силы столь неуловима, что за ее пределами оказалось возможным построить всю механику…

Разве опасное и неотвратимое действие энергии сердца менее реально, чем действие сил всемирного тяготения?…

…Последовательно связать между собой две энергии – тела и души – эту задачу наука решила пока игнорировать…

Вне всякого сомнения, материальная и духовная энергия чем-то связаны между собой и продолжают друг друга. В самой основе каким-то образом должна существовать и действовать в мире единая энергия…

…по существу, всякая энергия имеет психическую природу…

…природная аномалия – это всегда лишь преувеличение до ощутимости какого-либо свойства, всюду распространенного в неосязаемом виде. Какой-либо феномен, точно установленный хотя бы в одном месте, в силу фундаментального единства мира необходимо имеет повсеместные корни и всеобщее значение…

…«Сознание с полной очевидностью проявляется лишь у человека, следовательно, это единственный случай, не интересный для науки». Так, может быть, сказали бы мы раньше. Теперь мы скажем иначе: «Сознание проявляется с очевидностью у человека, следовательно обнаруживаемое в этой единичной вспышке, оно имеет космическое распространение и как таковое окружено ореолом, направляющим его в пространстве и времени беспредельно»…

…наряду с группой непосредственно регистрируемых явлений наука должна учитывать в мире особый класс фактов – …наиболее важных потому что более знаменательных… – фактов, не поддающихся прямому наблюдению или экспериментированию…

…Настал момент… схватывать не только внешнюю, но и внутреннюю сторону вещей, не только материю, но и дух. Истинная физика та, которая когда-либо сумеет включить человека в цельное представление о мире…

…сознание, жизнь, мысль уже почти приобрели право на существование в науке…

…физика хорошенько не знает, имеет ли она дело с чистой энергией, или напротив, с мыслью…

…мы идем к человеческой эре науки.. человек как «предмет познания» – это ключ ко всей науке о природе… в человеке резюмируется все, что мы познаем…

…расшифровать человека, значит, в сущности, попытаться узнать, как образовался мир и как он должен продолжать образовываться…» (Тейяр де Шарден. Феномен человека. М., 1987. С. 40, 55, 60, 61, 86, 177, 211, 220, 221).

Шарден написал все это более полувека тому назад. С тех пор в науке мало что изменилось по части исследований психического и самих подходов к этим исследованиям. Поэтому ожидать скорых научных доказательств наличия телепатия пока не приходится.

Несостоятельным оказался пока и второй, факторологический способ такого доказательства по причинам, указанным выше – демонстрируемые исключительные, феноменальные телепатические проявления невозможно повторить требуемое количество раз.

Таким образом, положение кажется пока безвыходным.

*

Подойдем к проблеме с противоположной стороны.

Условимся на время, что существование телепатии, психоэнергетической связи между людьми (вообще живыми организмами) уже обнаружено, доказано. Будем считать установленным, что каждый человек (все живое) излучает биологическую (мысленную, парапсихическую, телепатическую) энергию и воспринимает ее на расстоянии, т.е. является одновременно генератором, передатчиком (индуктором) и приемником (перципиентом) такой энергии. Пусть каждый обладает некоторыми средними телепатическими способностями. Природу, свойства излучаемой психической энергии будем считать, как оно и есть на самом деле, пока неизвестными.

Исходя из таких представлений, рассмотрим теперь не исключительные, не феноменальные, присущие только отдельным индивидам, которые не могут повторить их многократно в условиях строгого эксперимента, а обычные психические явления, происходящие на наших глазах с каждым постоянно, ежедневно, ежечасно, ежесекундно в гигантских, необъятных количествах.

Тогда многие, до этого мало занятные факты могут предстать в совершенно ином, совершенно новом и исключительно интересном виде. И именно в этом новом своем качестве они смогут уже теперь стать убедительным, надежным, неопровержимым доказательством наличия телепатии в природе.

ВЗГЛЯД

Все бесконечное разнообразие внешних проявлений мозговой деятельности сводится окончательно к одному лишь явлению – мышечному движению… Итак, все внешние проявления мозговой деятельности могут быть сведены на мышечное движение.

Единственные относящиеся сюда явления, которые не могли быть объяснены до сих пор мышечным движением, суть те изменения глаза, которые характеризуются словами блеск, томность и проч.

И.М. Сеченов

До сих пор глаза считают исключительно органом зрения. Но давно замечено, что взгляд обладает некоторой необъяснимой «магической» силой, которую ощущают, четко фиксируют каждый, все.

Каждый наблюдал бесконечное количество раз, как под взглядом одного человека другой бледнеет, теряется, покрывается холодным или горячим потом, приходит в ужас, цепенеет или, напротив, вдруг становится бодрым, жизнерадостным, счастливым. И это без единого слова, без каких-либо движений, жестов, гримас – от одного только взгляда.

Как правило, люди не смотрят друг другу прямо в глаза (кроме случаев, когда это им приятно, доставляет удовольствие). По крайней мере, это нелегко и каждый раз требует некоторого усилия воли. Кроме того, это не очень приятно, когда тебе без конца заглядывает в глаза каждый, кому не лень. Поэтому смотрение прямо в глаза считается признаком плохого тона. Дети (маленькие) смотрят прямо в глаза, но они еще не разбираются в хороших манерах.

Общеизвестны и привычны случаи необычно сильного воздействия взгляда. Так, удав пристальным взглядом парализует кролика. Этим свойством обладают многие животные. На нем основаны приемы охоты у некоторых из них.

Необычайно мощным воздействием взгляда на животных обладал прославленный дрессировщик В.Л. Дуров. Имеются подробные описания этого воздействия, составленные им самим. Ему удавалось взглядом приводить в оцепенение разъяренных животных, готовых уже броситься и растерзать его. Подобной силой взгляда отличаются многие (если не все) дрессировщики. Множество людей отличаются тем, что окружающие не выдерживают их взгляд. Каждый находит примеры этому постоянно.

Каждый или наблюдал, или сам был участником того, как под взглядом одного человека другой оборачивается. Эти случаи так многочисленны, что из них делается даже вывод, что в древности на затылке у человека был третий, теменной глаз, который сохранился как рудимент и воспринимает направленный сзади взгляд. Наличие третьего глаза пока не доказано. Между тем, мы ощущаем взгляд и оборачиваемся в его сторону не только тогда, когда он направлен в затылок, но и в любом другом направлении на нас: сверху, сбоку, снизу, спереди не в глаза. А это можно объяснить не наличием третьего глаза, а тем, что мы всегда оборачиваемся в сторону источника излучаемой энергии. Так, на голос или звук оборачиваются обычно в ту сторону, откуда он сильнее звучит, т.е. в сторону расположения его источника. Здесь нет необходимости объяснять поворот человека назад, на голос, звучащий у него за спиной, наличием у него на затылке третьего уха. Как бы там ни было, в данном случае важен сам факт действия взгляда и тогда, когда он направлен не непосредственно в глаза.

Из знания силы воздействия взгляда родилось выражение «сглазить», поверье о «дурном» глазе, образовался обычай оберегать детей (особенно младенцев) и домашних животных от «дурного» взгляда. Если в старину поверье о сглазе бытовало в основном в деревне, и лечили от сглаза деревенские старушки, то сегодня в него верят, от него лечат, освобождают в крупных городах, столицах люди с высшим, в т.ч. медицинским образованием, в т.ч. и по телевидению.

*

Глаза имеют свойство менять свое выражение.

Кроме отмеченных И.М. Сеченовым «блеска» и «томности», глаза могут быть грустными, веселыми, влюбленными, ненавидящими, пустыми, спокойными, холодными, хмурыми, решительными, грозными, гневными, презрительными, приветливыми, добрыми, ласковыми, сияющими, вдохновенными и т.п. Имеется также множество выражений глаз, не поддающихся описанию.

Изменения, происходящие в глазах с изменением их выражения, трудно поддаются (или вовсе не поддаются) наблюдению. Чтобы заметить каждое новое выражение, нужно внимательно смотреть в глаза. Но, во-первых, это не принято, а во-вторых, наблюдающий сам поддается воздействию наблюдаемых глаз и оказывается неспособным объективно определить характер происходящих в них изменений.

Вместе с тем, почти не имея возможности определить характер изменений в наблюдаемых глазах при изменении их выражения, мы даже беглым взглядом легко и безошибочно разгадываем внутренний, содержательный смысл некоторых изменений самого выражения. Так, нам без труда удается определять, отличать выражаемые глазами чувства радости, грусти, гнева, ненависти, влюбленности, страха и т.п., т.е. по глазам безошибочно «читать чужие мысли».

На этом основании глаза называют окном в душу человека. Это название верно только до известной степени, так как не видя собственных глаз, мы вполне определенно представляем себе их выражение в каждый данный момент и по своей воле можем придавать им желаемое выражение, которое может резко отличаться от испытываемых нами в данный момент чувств.

Если простейшие чувства, относящиеся к области безусловных рефлексов (страх, радость, ненависть, любовь и т.п.), угадать по выражению глаз не составляет труда, то иначе обстоит дело с условными рефлексами. Невозможно прочесть в чужих глазах мысль: «два + два, умноженное на три, равняется двенадцати» или «я не верю в существование телепатии».

Древние и современные легенды, сказания, мифы, предания, саги, песни, сказки, древняя и новейшая художественная литература изобилуют яркими описаниями действия взгляда.

«Ростов, почувствовав на себе взгляд Денисова, поднял глаза и в то же мгновение опустил их. Вся кровь его, бывшая запертою где-то ниже горла, хлынула ему в лицо и глаза. Он не мог перевести дыхание…

…- Ну, что, юноша? – сказал он, вздохнув, и из-под приподнятых бровей взглянул в глаза Ростова. Какой-то свет глаз с быстротою электрической искры перебежал из глаз Телянина в глаза Ростова и обратно, обратно и обратно, все в одно мгновение» (Л.Н. Толстой. «Война и мир»).

Трудно желать более выразительного и точного описания действия взгляда. Без подобных описаний нет повести, поэмы, романа.

*

Особой, потрясающей силой обладают глаза влюбленных. Их описанию посвящены лучшие страницы в лучших произведениях мировой литературы. Преимущество здесь отдается женским глазам. Но объясняется это, вероятно, только тем, что авторы в большинстве – мужчины. Глаза влюбленного мужчины, по-видимому, отличаются той же силой воздействия, что и женские (хотя женские, возможно, и в большей степени, диктуемой материнством и вытекающей из него потребностью «притягивать» мужчин).

«Она медленно подняла на меня свои глаза… О, взгляд женщины, которая полюбила, – кто тебя опишет? Они молили, эти глаза, они доверялись, вопрошали, отдавались… Я не мог противиться их обаянию. Тонкий огонь пробежал по мне жгучими иглами» (И.С. Тургенев. «Ася»).

Кому выпало счастье видеть обращенный на него взгляд влюбленной женщины, тот оценит точность, достоверность тургеневского описания.

Почти каждая песня о любви не обходится без описания влюбленных глаз и опять-таки преимущественно женских.

Чорнії брови, карії очі, страшно дивитись під час на вас.

Не будеш спати ні в день, ні в ночі, все будеш думать, очі, про вас.

Вас і немає, а ви мов тута, світите в душу, як дві зорі.

Чи в вас улита якась отрута, чи, може, справді ви знахарі?

(украинская народная песня).

Влюбленность – состояниеособенное, напоминающее гипноз. И хотя сила воздействия влюбленных глаз исключительна, все же она относится исключительно к влюбленным. Человек, не влюбленный в женщину (мужчину), которая оказывает такое могущественное воздействие взглядом на любимого ею и влюбленного в нее, не испытывает на себе необычной силы ее взгляда, так как на него он не бывает обращен в описанном качестве. Кроме того, он не имеет того душевного состояния, настроя, которые есть у влюбленного.

На этом примере хорошо видно, что не только отдельные люди обладают собой, поистине магической силой воздействия взгляда, а что этим свойством обладает каждый без исключения человек, когда он находится в определенном душевном, психическомсостоянии. Так, взглядчеловека, решившегося на убивство (а в принципекаждый способен на это решиться), окажет потрясающее воздействие на свою жертву (как, впрочем, и на окружающих) и будет безошибочно ею прочитан: «Наши глаза встретились. Я понял – это смерть» (К. Паустовский). Но взгляд того же убийцы, когда он не находится в указанном состоянии решимости, не отличается особой силой воздействия и ни в ком не вызывает заметных эмоций.

Все вышесказанное о влиянии человеческого взгляда, по-видимому, наблюдается, в полной мере относится и к глазам животных. Как и люди, животные читают в глазах друг друга и подвергаются взаимному воздействию взгляда. И в таком же отношении друг к другу находятся глаза, взгляд человека и животного.

*

Так почему же мы без всяких видимых усилий и эмоций смотрим на спину, грудь, голову, руки, ноги человека, но испытываем их, когда смотрим ему в глаза? Почему под взглядом чужих глаз мы меняем свое настроение от радостного до мрачного, приходим то в веселое расположение духа, то в бешенство, то в ужас? Что происходит, когда глаза двух людей устремлены друг на друга, когда они читают мысли друг друга, как им это удается? Каким образом и почему меняется выражение глаз? Что происходит, что меняется в глазах с изменением их выражения?

А ведь есть еще множество поразительных феноменальных фактов, которых мы нарочно, как условились выше, не касаемся, когда отдельные люди «видят» с завязанными глазами, читают тексты через непроницаемые заслоны, двигают предметы своим взглядом, а то и деформируют их и т.п. Вместо того, чтобы исследовать, объяснить подобные феномены, многие «ученые» наловчились списывать их на фальсификацию, шарлатанство.

Исходя из принятых нами выше телепатических предпосылок, ответ на приведенные вопросы может быть следующим.

Глаза являются не только органом зрения, но и органом, в наибольшей степени излучающими и воспринимающим мысленную, биологическую, психическую энергию, и это является одной из основных жизненных функций глаз. Они должны обладать специальной высокой организацией, позволяющей выполнять эту функцию в гораздо большей мере, степени, чем любой другой орган человеческого или животного организма.

Каждый раз с изменением выражения глаз меняется количество и качество излучаемой и воспринимаемой ими энергии. Сколько есть выражений глаз, столько должно быть и адекватных им количеств и качеств излучения – вероятно, бесконечное множество. Глаза влюбленного, разгневанного, исступленного, вдохновенного человека излучают колоссальные потоки психической энергии, которую в этот момент вырабатывает, генерирует его организм. Глаза человека, находящегося в других состояниях, испытывающего другие чувства, излучают энергию, по своим количественным и качественным характеристикам строго соответствующую этим чувствам и состояниям.

Из всех известных сегодня фактов, свидетельствующих в пользу наличия телепатии, глаза и природа их действия – самое общеизвестное, присущее каждому без исключения психическое проявление, которое в силу этого является самым массовым, самым очевидным и неопровержимым доказательством того, что парапсихическая, телепатическая связь между людьми существует, что каждый человек непрерывно генерирует и излучает разной силы и качества биологическую энергию, которая воспринимается окружающими его людьми, оказывает на них разной силы воздействие, а он сам находится в таком же точно отношении к остальным людям, точно также воспринимает излучаемую ими энергию и в разной степени подвергается ее действию. И это является главной закономерностью психической жизни каждого человека и всего человеческого общежития (и животного тоже).

Здесь, правда, действие эффекта ограничивается небольшим расстоянием. Но ведь пока требуется доказать только сам факт наличия психической энергии, ее передачи и восприятия на расстоянии. Само расстояние значения не имеет.

Если бы действие взгляда было единственным фактом, подтверждающим наличие телепатии, то и его было бы достаточно, чтобы считать дело доказанным, настолько он общеизвестен, очевиден, неопровержим.

ВЫРАЖЕНИЕ ЛИЦА

По выражению лица без всяких слов, даже не глядя в глаза, легко угадать простейшие чувства, настроение человека – страх, ужас, тоску, боль, радость, решительность и пр., и не только эти чувства, но и их многочисленные оттенки, иногда едва заметные. Мало того, не видя своего лица, мы довольно четко представляем себе его выражение, умеем им управлять по своей воле. Мы умеем также выражением лица изображать чувства, далекие от тех, которые в данный момент действительно испытываем, и это точно так же, как мы делаем это голосом или выражением глаз. Из этого следует, во-первых, что каждому определенному настроению, психическому состоянию или, что одно и то же, каждому количеству и качеству излучаемой мысленной энергии соответствует вполне определенное выражение лица. Во-вторых, у всех людей каждое выражение лица строго соответствует одним и тем же чувствам, настроениям. И, в-третьих, все люди умеют отгадывать простейшие выражения лица. Например, выражение сильного испуга никто не перепутает с выражением веселья на лице.

Умение отгадывать смысл выражения лица обычно объясняют тем, что каждому выражению лица строго соответствует свое состояние его мышц и кожи, ее цвет, своя гримаса, что глаза наблюдателя видят это состояние или его изменения и, благодаря большому опыту таких наблюдений, он делает соответствующий вывод о психическом содержании такого состояния. Такое объяснение, конечно, верно, но только до определенного предела, т.к. имеется много выражений лица, когда состояние мышц и кожи, ее цвет одни и те же, а смысл выражений разный. Например, задумчивость и внимание. Трудно сказать, чем внешне отличается выражение лица в том и другом случае, но что внутренний смысл того и другого состояния резко отличен, несомненно. Тем не менее мы без особого труда отличаем и такие, внешне почти неуловимые различия в выражении лиц. Можно сказать, что нам помогает в данном случае наше умение видеть, читать мысль, выраженную на лице, т.е. в данном случае мы улавливаем мысленную, биологическую энергию, излучаемую кожей наблюдаемого лица, анализируем ее точно так же, как мы видим, читаем мысль в чужих глазах. Окончательно решить вопрос о том, обладает ли кожа лица, как и глаза, способностью излучать мысленную энергию, можно лишь с помощью опытов, исследований[1].

Говорят, что слепые, ощупывая пальцами лицо собеседника, могут различать его выражение. Если это правда, то из этого напрашивается вывод, что пальцы слепого заменяют ему в эту минуту глаза, как орган, воспринимающий мысленную энергию собеседника, т.к. пальцы зрячих в обычных, неисключительных случаях не обладают таким свойством. Говорят также, что есть люди, которые очень многое могут сказать о человеке, посмотрев внимательно ему в лицо или на ладони рук. Не стоило бы слишком резко отрицать такую способность у некоторых людей, т.к., вероятно, недалеко время, когда все перестанут видеть в этом что-либо сверхъестественное.

Академик П.А. Ребиндер рассказывает («Наука и религия», № 3 за 1966 г.), как, заинтересовавшись работой В. Мессинга, он пригласил его к себе домой и имел с ним интересную продолжительную беседу, в конце которой произошло следующее: «Уже прощаясь, он неожиданно, глядя на мою жену, произнес: – Вас беспокоит здоровье внука. Ему исполнилось десять лет. Ведь он сейчас хворает?».

Ни случайного совпадения, ни информации со стороны быть не могло. Это, безусловно, было что-то другое. Но что?» Вот именно: что это? Многие заядлые «материалисты», услышав подобные рассказы, спешат объяснить их или шарлатанством, или такими логическими рассуждениями, что, послушав их, можно подумать, что им самим не составляет никакого труда совершить нечто подобное. На самом деле эти объяснения ничего не объясняют, а лишь уводят в сторону от существа дела, демонстрируют суеверный страх этих «материалистов» перед лицом подобных фактов. Они боятся постановки опытов, которые со всей очевидностью могли бы показать, что здесь нет никакой подтасовки, что имеет место явление, пока неизвестное науке. Благодаря их усилиям, пока не изучены как следует необычайные способности Мессинга и других людей подобного типа. По той же причине никто еще не объяснил лермонтовского фаталиста или Олесю Куприна. Время и дело требуют, наконец, серьезно отнестись к этим фактам.

ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ РУК И КОЖИ

Каждый, кто хоть раз любил женщину (мужчину), ребенка, вообще близкого человека, вероятно, заметил, что пожатие руки любимого (когда любовь взаимна) сопровождается каким-то трудно объяснимым, но в высшей степени приятым ощущением, когда кажется, что из руки в руку как будто передается какой-то ток. Описание этого ощущения можно найти у каждого поэта, в каждом романе. Этим же свойством обладает не только кожа кистей рук, но и весь кожный покров тела, только руки, губы и кожа лица, вероятно, в несколько большей степени. Очевидно поэтому влюбленные так любят держаться за руки, целоваться и проводить время в объятиях. С исчезновением влюбленности, близких отношений исчезают и описанные ощущения между одними и теми же людьми. Пожатия рук, объятия становятся холодными и не приносят былых наслаждений. Это происходит точно так же, как и исчезновение выражения влюбленности в переставших любить глазах.

Все имеют привычку класть руку на плечо, гладить волосы, прижимать к себе близкого (а то и чужого) человека, когда он в горе, в тяжелом нервном состоянии. Эти прикосновения как будто облегчают его[2]. Что это: просто привычный жест или в нем есть какой-то скрытый смысл, или он обладает свойством снимать нервные напряжения? Каждому с малолетства известен всеобщий инстинкт: потирать рукой ушибленное место, словно кожа ладоней обладает какой-то «таинственной», «магической» целебной силой. И не только кожа ладоней, а весь кожный покров: если руки заняты, то вы потрете ушибленную ногу другой ногой с тем же результатом, что и ладонью.

Так что же это за ток такой, ощущаемый их кожей, пробегает между влюбленными, как он возникает, почему исчезает, почему бывает только между влюбленными? Почему, зачем потираем ушибленное место? А кто ж его знает! – сегодня это самый верный ответ на эти вопросы. Можно только предположить, что и здесь мы имеем случай биологической энергосвязи, действия биологической энергии. Души влюбленных бывают в высшей степени настроены на одну биологическую волну, оба они находятся в крайне возбужденном состоянии, когда их мозг, организм излучают и воспринимают гигантские, могучие потоки биологической энергии, огромной силы биологические токи, которые и излучаются, и воспринимаются и по особому глубокими, сияющими глазами влюбленных, и их руками, и всей кожей. Это те же токи, которые текут от артиста на сцене к зрителям в молчаливый зал, когда их души находятся в одном психическом настрое, от вдохновенного оратора к молчаливой, зачарованной его речью толпе, от давно ушедшего в небытие поэта, прозаика к потрясенному чтением их произведений читателю. Это те же токи, которые немедленно прекращаются, как только влюбленные перестали любить, зритель и слушатель перестали сопереживать, внимать актеру и оратору, а читатель – писателю, если не проникся прочитанным.

РЕЧЬ

Нет ничего на свете сильнее
и бессильнее слова

                                   И.С. Тургенев

Красноречивым будет тот,
кто убедит, доставит
наслаждение, подчинит себе
слушателя. Убеждение вызывается
необходимостью, наслаждение
зависти от приятности речи, в подчинении
слушателя – победа.

                                         Цицерон

Сила слова беспредельна.

Удачного слова часто достаточно
было, чтобы остановить
обратившееся в бегство войско,
превратить поражение в победу
и спасти страну.

                                      Э. Жирарди

Воздействие людей друг на друга с помощью речи огромно, разнообразно, невероятно. Оно очень напоминает воздействие взгляда. Одинаково непознанной остается природа того и другого воздействия, которая, очевидно, одна и та же.

Человеческая речь звучит то как шепот, то как крик, вопль, то как воркование, то ровно, ласково, нежно, то страстно, грубо, гневно и т.п., то как проза, стих, речетатив, пение. В каждом случае бывает разной сила ее воздействия на окружающих. Оттенков речи бесконечное множество – их, вероятно, столько же, сколько и выражений глаз.

Один говорит страстно, кричит, просит, беснуется, но не может добиться послушания от другого. Другому достаточно сказать пару слов, чтобы тот же непослушный повиновался. Один смеется и смеется толпа. Другой заливается смехом, а слушатели остаются хмурыми. Одного тысячи слушают с замиранием сердца, другого перебивают, освистывают. Достаточно сказать любым голосом – «началась война», как миллионы людей охватит печаль и паника. Те же слова, обращенные к малым детям или взрослым на непонятном языке, не вызовут никаких эмоций. Как безмолвный взгляд при различных выражениях глаз, так и речь при различных интонациях, оттенках и содержании вызывает у слушателей чувства радости, печали, уныния, бодрости, веселья, повергает их в трепет, ужас, оцепенение.

Почему и как все это происходит?

Все это не только не пустяки, не только занимательно, но и не происходит просто так, само по себе, а, несомненно, имеет в своей основе, природе какие-то скрытые закономерности. Какие же?

Обычное объяснение механизма действия речи выглядит так.

Ухо улавливает звуки, превращает их в нервные импульсы, соответствующие силе, интонациям речевых звуков, и по нервным каналам эти импульсы поступают в мозг. Мозг производит их анализ, расшифровку и дает команды организму на соответствующие ответные реакции. Непременным условием успешной работы речевой системы связи является наличие у говорящих необходимого запаса условных рефлексов: знание языка, умение говорить, слушать, различать интонации и т.п.

Здесь как будто нет места телепатии. На самом деле есть.

Известно немало явлений, которые в силу своей обыденности и бесконечной повторяемости представляются нам абсолютно ясными. К ним относится и действие речи на психику. Обычное объяснение этого действия как будто не оставляет места сомнениям по части его исчерпывающей ясности. На самом деле это только так кажется.

Попробуйте ответить на такой вопрос:

– Почему одни и те же слова, будучи сказаны разными людьми, производят на вас совершенно различное по силе впечатление?

– Потому что они сказаны с различной интонацией – этот самый подходящий ответ все ли выясняет?

– Какие же интонации сильнее действуют?

– Более энергичные, громкие, эмоционально окрашенные – напрашивается второй подходящий ответ.

– Нет. Как раз говоривший свои слова в энергичном, повышенном, крикливом тоне произвел на вас меньшее впечатление, воздействие, чем сказавший те же слова спокойно, тихо.

– Ага! Значит, и первому нужно было воспользоваться интонациями второго и впечатление в обоих случаях было бы одинаковым.

– Нет. Опять нет, так как первый во второй попытке, так и поступил, но опять не добился от вас таких эмоций, как второй.

– Так почему же одни и те же слова, сказанные разными людьми, производят на вас совершенно различное по силе воздействие? – попытайтесь найти ответ на этот вопрос и увидите, что такого ответа пока нет, а обычное объяснение воздействия речи на психику, которое до этого казалось вам совершенно верным, на самом деле ничего не объясняет. И не может объяснить, поскольку у речевой связи совершенно иная природа – не чисто физиологическая, а именно парапсихическая, телепатическая.

Не зная принципа устройства телефонной связи, можно подумать, что здесь все дело только в голосе, а электроэнергия не играет никакой роли, поскольку она незаметна, не ощущается при телефонных разговорах. На самом деле все организовано как раз на основе электричества, точно так же, как речевая связь основана на действии психической энергии, хотя она и не ощущается, не фиксируется говорящими.

Всякая мысль сопровождается выделением мозгом (организмом) в пространство определенного количества мысленной, психической энергии. Мысль не обязательно сопровождается словом. Зато без мысли не бывает слов, и мысль всегда рождается раньше слова. Прежде чем произнести слово вслух, мы произносим его мысленно. Еще ничего не сказав, мы заранее знаем, какие слова произнесем и как, с какими интонациями будет звучать наша речь. Это напоминает то, как мы представляем себе выражение своих глаз в каждый данный момент и умеем руководить этим выражением.

Каждому сказанному слову, каждой интонации строго соответствует своя порция излучаемой мысленной, психической энергии, строго определенной силы и качества. Каждое слово несет в себе определенный энергетический заряд, потенциал. Состоящее из отдельных слов предложение составляет сумму словесных потенциалов, но не простую. Сумма предложений составляет речь, энергетический потенциал, который также не равняется простой сумме потенциалов предложений. Чем удачнее скомбинированы слова в предложения и предложения в речь, чем больше сила заложенной в них психической энергии, тем больше общая мощность их энергетических потенциалов и сила психического воздействия. И как раз умение составлять самые удачные, самые эффективные комбинации слов и предложений, максимально насыщать их психической энергией, является таинством ораторского, писательского, поэтического, сценического искусства – таинством таланта, гения, ибо в полной мере оно удается только редким людям и удается непонятным, неосознаваемым, необъяснимым образом. Это таинство имеет, несомненно, психоэнергетическую, телепатическую природу, на основе которой и будет когда-нибудь раскрыто, познано.

*

Укоренившееся представление, что труд превратил человека из животного в разумное, мыслящее существо, что животные не думают, а действуют лишь в пределах врожденных инстинктов и т.п., основано на предположениях, которые опровергаются фактами.

Все животные трудятся. Вся их жизнь состоит из труда – сооружение жилищ, добывание пищи, рождение и воспитание потомства и т.п. Труд в жизни животных занимает гораздо большее место, чем у людей. Все животные думают. Конечно, у разных видов различна степень умственного развития, и она ниже человеческой. Тем не менее, человек присвоил себе одному исключительную способность мыслить без достаточных на то оснований.

Итак, все животные трудятся, но самым высокоразвитым, превзошедшим мышлением весь животный мир существом является все-таки один лишь человек. Но если не труд, то что же помогло человеку вырваться из животного состояния? Несомненно – язык, речь. Теперь уже установлено, что у всех животных, включая рыб и насекомых, имеется язык звуков и жестов и что он чудовищно беден и сравнении с человеческим.

Именно язык, речь позволили людям из поколения в поколение накапливать сначала в памяти и предметах, а с изобретением письменности и на бумаге колоссальные запасы информации, жизненного опыта, позволили безгранично увеличивать и закреплять количество условных рефлексов, расшифровывать телепатическую связь с помощью слов до мельчайших подробностей, делать ее доступной, понятной каждому и тем самым сделать взаимную информацию универсальной. Язык сделал человеческий род самым сплоченным, умным, высокоприспособляемым, самым могущественным видом на земле.

*

Если несомненным представляется, что мышлению и произношению слов сопутствует излучение биологической энергии, а их слушанию – прием этой энергии и возбуждение в слушающем организме аналогичных по своим качественным характеристикам импульсов той же энергии, то также несомненно и то, что расшифровка, превращение в ясные понятия этих импульсов происходит только благодаря словам, звуковой речи.

Глазами собеседники объясняются лишь в пределах безусловных рефлексов, врожденных чувств. Связь между людьми в безграничной, необъятной области приобретенных, условных рефлексов происходит благодаря языку, который сам есть приобретенный рефлекс. Исключая феноменальные случаи, можно констатировать, что в подавляющем большинстве люди не обладают способностью расшифровывать, понимать биологическую, мысленную энергию за пределами безусловных рефлексов без помощи речи. Зато с ее помощью они легко справляются с этой задачей.

Как без превращения электрических импульсов в мембране телефонной трубки в звуковую речь мы не в состоянии ни уловить, зафиксировать эти импульсы, ни расшифровать, понять их смысл, так и без сопровождения словами мысленных, психо-энергетических импульсов мы не можем ощутить, зафиксировать эти импульсы, расшифровать, понять их. Как в телефоне, радио электроэнергия служит для перенесения звуковой речи на огромные расстояния, так звуковая речь служит для сопровождения и расшифровки мысленной, биологической энергии на расстоянии слышимости голоса.

Если бы человеческая речь не сопровождалась выделением и восприятием психической энергии, то два разговаривающих человека уподобились бы двум репродукторам: они не «слышали» бы друг друга, не поддавались бы взаимному воздействию своих речей.

Таким образом, обычная человеческая речь при внимательном ее рассмотрении становится таким же, как и взгляд, общеизвестным, общедоступным, бесконечно повторяемым и неопровержимым доказательством существования телепатии.

ПИСЬМЕННОСТЬ

Книга есть самое сложное
и могущественное изобретение
человечества.

                                    А.М. Горький

История ума представляет
две главные эпохи: изобретение
букв и типографии, все другие
были их следствием.

                                     Н.М. Карамзин

Никакое железо не может
войти в человеческое сердце так
леденяще, как точка,
поставленная вовремя.

                                    Ги Де Мопассан

Вторым после овладения речью этапом в развитии человечества, окончательно оторвавшим его от животного мира, является изобретение письменности.

Читая книгу, человек может расхохотаться, побледнеть, заплакать, испугаться, прийти в ярость, в умиление, в восторг и т.п., т.е. под воздействием прочитанного он бурно проявляет свои чувства. Сила воздействия книг так велика, что они вынуждают людей менять свои привычки, убеждения, характер, совершать подчас поступки, которые круто меняют весь их жизненный путь.

Все это настолько общеизвестно, обыденно, что как будто не представляет особого интереса.

А между тем все буквы (кроме заглавных) одинаковы по размеру и цвету, с одинаковым интервалом сгруппированы всего лишь в меньшие или большие слова, расположены в малоотличные друг от друга ряды, но при всем этом унылом однообразии производят на читателя такое разнообразное, потрясающее воздействие. И те же самые буквы, расположенные без всякого внутреннего порядка и смысла, не обладают этим свойством. И этих букв, этих маленьких пуль всего-то несколько десятков!

Разве это не удивительно, не странно, не занимательно?

Причем разные книги, т.е. разные комбинации одних и тех же букв в слова, различные комбинации одних и тех же слов в предложения производят совершенно различные впечатления. Мало того. Одни и те же книги порождают резко отличные эмоции у разных людей. Например, никакая книга не произведет ни малейшего впечатления на неграмотного. Одна и та же книга вызывает у одних грамотных зевоту, у других – сильные чувства, у детей – безразличие, у взрослых – восторг, у специалиста – повышенный интерес, у неспециалиста – отсутствие интереса.

Но все это означает, что действие книг на читателей происходит по каким-то существенным причинам и закономерностям. По каким же?

Хотя история письменности насчитывает многие тысячелетия, ответ на такой, казалось бы, простой и естественный вопрос пока отсутствует. Да и сам вопрос только кажется простым. К тому же он ведь и не ставится и, может быть, никогда не ставился и в прошлом, поскольку относится к тем явлениям психической жизни, которые в силу своей обыденности и бесконечной повторяемости кажутся совершено ясными, понятными, хотя никакой ясности на самом деле нет. По существу, это тот же вопрос, что и вопрос о характере, природе действия речи на психику. А поскольку письменность есть ни что иное как та же речь, только зашифрованная и зафиксированная на бумаге, то и природа действия на психику речи и письменности должна быть одна и та же – парапсихическая, телепатическая.

Сочиняя книгу, автор излучает мысленную, психическую энергию и кодирует ее на бумаге с помощью букв, слов, предложений, интервалов, знаков препинания и т.п. В результате книга представляет собой источник психической энергии, вернее – код, шифр, ключ к ней. Знающий тайну кода читатель расшифровывает истинный смысл комбинаций букв, слов и предложений, благодаря этому освобождает и воспринимает заложенную в них мысленную энергию и поддается ее действию по законам телепатии. При этом действие книги равносильно тому, как если бы автор и читатель находились непосредственно друг перед другом и вели беседу, хотя на самом деле вопрос о том, где находится автор в момент чтения его книги и жив ли он вообще, не имеет ни малейшего значения. А сама книга его будет производить на читателя одинаковые впечатление и через сто, и через тысячу лет, и на Земле, и на Луне, и на Венере, и где угодно, вплоть до бесконечно далеких галактик. Иначе говоря, книга есть яркий пример передачи мысли, психической энергии в пространстве и во времени.

Если все это не удивительное, не восхитительное, не потрясающее по невероятной силе, простоте и надежности действия орудие, изобретение, тот какие же из них еще достойны так называться?!

«Берегитесь этих черных строчек на белой бумаге: это силы, они составляют комбинации, сливаются, разъединяются, входят одна в другую, вращаются одна в другой, разматываются, сочетаются, работают. Одна строка кусает, другая жмет и давит, третья тянет, четвертая порабощает. Вы чувствуете, что книга тянет вас. Она вас отпустит, только придав новый вид вашему уму. Иногда читатели отрываются от книги совершенно преображенными… Самые гордые умы и самые тонкие, и самые деликатные, и самые простые, и самые великие подчиняются этому очарованию» (В. Гюго).

*

Для успешного использования телепатии с помощью книги необходимо, однако, выполнить ряд непременных условий.

Автор (индуктор) и читатель (перципиент) должны обладать некоторыми одними и теми же условными и безусловными рефлексами: оба должны уметь читать, а автор еще и писать; кроме того, в книге должны быть выражены чувства, изложены события, образы, действия в большей или меньшей степени понятные читателю. Манера комбинаций букв в слова и слов в предложения, т.е. стиль, техника изложения, художественные приемы, форма произведения должны быть доступны, близки, приятны читателю, т.е. и здесь у писателя и читателя должен быть определенный запас родственных условных и безусловных рефлексов. Сочиняя книгу, автор должен находиться в некотором особенном состоянии, когда он генерирует, излучает максимум мысленной, психической энергии.

Действие книги на читателя будет тем сильнее, чем больше автор выделил определенного качества мысленной энергии при ее сочинении, чем лучшую форму передачи, кодирования этой энергии (форма, стиль, художественные приемы) он избрал, чем больше родственных чувствам, смыслу, формам произведения рефлексов имеет читатель (т.е. чем лучше он способен настроиться на необходимую душевную, психическую волну) и, как результат всего этого, чем больше сила воли писателя, заложенная в произведении, способна подчинить себе силу воли читателя. Ведь, по существу, письменность, как и речь, преследует всего две цели: передачу информации и подчинение воли слушателя, читателя.

Книга не достигает своей цели по двум причинам: то ли автор плохо справился со своими задачами, то ли недостаточно подготовлен читатель.

Состояние работающего писателя сравнимо с состоянием вдохновенного оратора: чтобы «глаголом жечь сердца людей», ему приходится вкладывать в произведение огонь души, мысли, чувства, т.е. – максимум психической, душевной энергии. Без этого не рождается та душевно-мысленная, парапсихическая связь с читателем, которая и составляет источник телепатического воздействия книги.

Как и в случае с речью, здесь могут возразить: – Какая же, мол, это телепатия, если она осуществляется не в чистом виде, а с помощью письменности, книг?

Вопрос поставлен неверно в принципе. И в случае с речью, и здесь, и в любом другом случае телепатия осуществляется сама по себе, в своем чистом виде, по своим законам. Не книга, письменность или телефон, радио, кино, телевидение, интернет или речь помогают телепатии осуществиться, а как раз наоборот: они используют телепатию, чтобы осуществиться самим. Используют случайно, неосознанно, но тем самым обнаруживают, фиксируют, демонстрируют ее.

*

В заключение остается выяснить: остается ли сама книга действительно источником, хранителем той авторской психической энергии, которая столь разнообразно и мощно воздействует на читателя?

Что сочинитель генерирует, излучает психическую энергию, зашифровывает ее в книге, сомнений нет. Сомнительно только, чтобы мертвые книжные страницы, буквы, слова, эти мертвые «черные строчки на белой бумаге» содержали, хранили непосредственно в себе эту энергию. Но тогда куда же девается эта энергия – бесследно рассеивается в бесконечном пространстве, исчезает? Откуда же тогда черпает ее читатель с помощью книги? И что же представляет собой сама книга в конце концов?

В ответе приходится пока фантазировать, поскольку речь должна идти о ноосфере, о «психологической оболочке», «пленке ноосферы», «мыслящей оболочке», «мыслящей пленке Земли», о «сверхсознании» (П. Тейяр де Шарден) и т.п.

Если бы наличие вокруг Земли, в космосе информационно-психической сферы, сферы мысли, разума, знания было бы обнаружено, доказано, то тогда ответ мог бы выглядеть так.

Авторская энергия в пространстве не исчезает, а аккумулируется в этой информационно-психической сфере и хранится, существует в ней вечно. В книге же содержится лишь код, шифр доступ к восприятию этой энергии из этой внеземной сферы. Читая произведение, настраиваясь на необходимую психоэнергетическую волну, заполучая тем самым этот шифр, читатель с помощью книги черпает, воспринимает авторскую психическую энергию непосредственно, напрямую из внеземной информационной сферы, из космоса.

Разумеется, такое представление необычно, непривычно, в него трудно поверить. Но что поделаешь, если многие привычные, укоренившиеся понятия сегодня оказываются неверными, и их приходится менять. Так, вопреки нашему убеждению, что мышление осуществляется мозгом, еще Гераклитутверждал, что «сила мышления находится вне тела».

«Мозг не мыслит, ибо психический процесс вынесен за пределы этого телесного органа», – утверждает наш современник И.Л. Шмелев.

«Мозг можно рассматривать как блок считывания информации, хранящейся в биополевых системах» (А.К. Манеев).

«Разум это не орудие познания, а лишь организатор его: знание приходит откуда-то из другого места. Также приходят слова, действия и прочее – автоматически, с поражающей точностью и быстротой» (Шри Ауробиндо).

«Новые знания, по всей видимости, и составляют основу ноосферы
В.И. Вернадского, т.е. континуальные потоки знания находятся вне человека» (А.В. Мартынов).

Но, как бы там ни было на самом деле, пока все вышесказанное относится к области предположений, гипотез и ничего нельзя утверждать окончательно, наверняка.

СИЛА ВОЛИ

Есть старая детская сказка об упрямых козлах, которые не уступили друг другу на узком мостике и оба упали в воду. Она с детства учит людей быть сговорчивыми, уступчивыми, но мало пока чему их научила. Они не любят уступать. Это является причиной бесконечных ссор, драк и, к несчастью, войн.

Но в общем они, конечно, вынуждены совершать бесконечные взаимные мирные уступки, т.к. без этого жизнь стала бы невыносимой, невозможной. Все человечество делится на уступающих и наступающих. Среди каждых двух друзей нетрудно различить старшего и младшего. Не в том, конечно, смысле, что старший постоянно притесняет младшего, а тот покорно переносит притеснения, хотя среди бесконечных вариантов дружественных отношений нередко встречаются и такие. Напротив, друзья имеют прекрасные взаимоотношения, основанные на самых добрых чувствах симпатии, уважения, даже любви. И все же один из них старший, и это нетрудно заметить. Без этого нет дружбы. В каждой семье есть старший, которого легко определить между мужем и женой. Далеко не всегда это муж. Если бы в этом вопросе было проведено специальное исследование, результаты его могли бы оказаться совершенно неожиданными для мужчин, которые так уверены в прочности теперешнего патриархата. А пока что точно известно только, что двух старших в семье не бывает. Такие семьи разваливаются. Любая группа людей, собравшаяся даже случайно для какой-либо работы, не выполнит ее, если в ней не определится старший, вожак, которому подчинится группа. Все стадные животные, птицы, рыбы, насекомые имеют вожаков. Наличие вожака – есть непреложный закон существования всякого большого или малого общежития людей или животных.

К качествам, которыми вожак обладает, чтобы остальные повиновались ему, принадлежат, как известно, сила воли, ум, знания, опыт, физическая сила, мужество, решительность и т.п., но сила воли – прежде всего. Это одинаково и у людей, и у животных. Причем для человека физическая сила здесь совершенно не имеет значения. У животных имеет, но, вероятно, все же не решающее. Главное, решающее значение принадлежит силе воли.

Так что же это такое – сила воли? На этот счет есть масса объяснений и определений, но, кажется, ни одного удовлетворительного. Так бывает всегда, когда вопрос слишком сложный и слишком неясный. Одно пока достоверно: в психической деятельности действительно существует такое явление, которое обозначают словами «сила воли», и все это знают, испытали. Тем более интересно посмотреть, как выглядит сила воли с точки зрения телепатии.

Один человек требует повиновения от другого, напрягая при этом свой голос, взор, употребляя разумную, аргументированную речь, угрозы, шумовые и двигательные эффекты, физическую силу, наконец. Но не добивается повиновения. В этой же ситуации другой достигает той же цели просто и естественно, почти без всяких видимых усилий. Один человек говорит вам: – Иди сюда. И вы идете. Другой говорит то же самое, но вы не двигаетесь с места. Одному достаточно взглянуть на вас, как вы броситесь бежать вон. У другого глаза заболят, а вы не убегаете. Что все это значит? Не происходит же все это просто так, само собой? Каждый раз это требовало определенных усилий от говорившего и от вас – требовало усилий воли. Каждый раз, когда вы двигались, вас ведь никто не насиловал, не тащил, не толкал. Вы соверши свои движения абсолютно свободно, по своей воле. Но это вам только кажется. На самом деле вы совершили их не свободно, а повинуясь чужой воле, которая заставила вас двигаться, внушила вам реакцию повиновения, необходимость движения. Не было бы рядом другого человека, не производил бы он на вас своего внушения, вы бы так и не двинулись с места. Ваша же воля в это время была подавлена, вместо своей вы исполняли чужую.

*

Что же представляло собой внушение, как оно произошло?

Приказавший послал в ваш мозг порцию мысленной энергии, означавшей ваше движение и достаточной по силе, чтобы подчинить себе, парализовать вашу волю. Ваш мозг, организм принял эту порцию-мысль, подчинился ей, и вы совершили движение, как свое собственное желание, как бы выполняя свою собственную волю. Он мог внушить вам свою мысль с помощью речи, взгляда, выражения лица одновременно или только одним из них.

А в тех исключительных случаях, которые мы не рассматриваем, он мог внушить вам то же самое только мысленно, без взгляда, слова, без своего присутствия. Если слово, взгляд, выражение лица неразрывны от мысли, что несомненно, то в данном случае мы имели пример телепатической связи между приказавшим и вами, и ваше движение, как результат этой связи. Чтобы утверждать, что в данном случае эффекта телепатии не было, то нужно также утверждать, что человек вам ничего не говорил, т.е. ничего не думал, т.е. не излучал мысленной энергии, не произвел над вами мысленного внушения, не добился вашего послушания, т.е. нужно отрицать факты и утверждать абсурд. А если эти факты признать такими, каковы они есть на самом деле, тогда нужно признать и то, что все без исключения взаимоотношения между людьми, как и все наши поступки – от самых простых до самых сложных – организованы на принципах биологической, парапсихической связи и возможны исключительно благодаря ей.

Но вернемся к нашему случаю. В другой ситуации тот же человек скажет вам те же слова: – Иди сюда. Но вы не пойдете. В первом случае внушение удалось, ваша воля была парализована, подчинена, во втором – нет, т.е., в первом случае количество и качество посланной вам энергии оказалось достаточным, во втором – нет.

У разных людей разная сила воли. Более сильная воля подчиняет себе менее сильную. К уже известным определениям силы воли можно добавить еще такое: сила воли есть регулятор силы, количества и качества излучаемой биологической энергии. Это определение, как и существующие, не вносит никакой особенной ясности в интересующий нас вопрос, т.к. по-прежнему неизвестно, каким образом в нервно-психическом аппарате осуществляется функция силы воли. Известно, что в мозгу, в нервной системе есть психические отделы, центры систем организма, отдельных органов, членов тела, эмоций и т.п. Сила воли регулирует деятельность этих отделов, центров, систем, органов. Так есть ли у нее свой центр, свой участок мозга или как это все происходит?

Если бы удалось найти способ измерять максимальные и любые промежуточные по силе действия на окружающих биологические излучения каждого организма, тогда можно было бы заранее разделить людей по силе их воли наподобие того, как электрогенераторы, например, различают по мощности и силе тока. Человек с силой воли в 5 единиц должен подчинять себе людей с силой воли от 1 до 4 единиц и сам подчиняться людям с 6-тью единицами и выше. У двух упомянутых козлов сила воли выражалась одинаковым числом. Но не все так просто, как может показаться на первый взгляд. Много упорных, с выдающимися характерами и силой воли людей не добиваются тех результатов, которые доступны более слабым, малодушным людям. В результате естественная градация людей по силе воли, выраженной в определенных единицах, нарушается, приобретает весьма сложный характер. Так, человек с силой воли в 3 единицы может подчинить себе человека с 8-ю единицами, если сам лучше приспособлен к данным конкретным условиям. Большего достигает тот, кто больше умен, лучше образован, лучше приспособлен к тем условиям, в которых совершает свой жизненный путь. Но из двух одинаково подготовленных к этому людей преимущество, безусловно, достанется тому, у кого сила воли, сила характера выше, выше способность подчинять себе волю других. На всех ступенях общественной, социальной жизни в любом обществе, в любой период человеческой истории происходило и происходит разделение людей по этому признаку.

Биологическая, телепатическая способность каждого подчинять своей воле волю других и, в свою очередь, подчиняться чужой воле, есть непреложный и основной закон человеческого общежития и существования. Всемирная история и представляет собою историю такой борьбы сил воли, силы характеров. Жизнь каждого человека, как и всякого общества, членом которого он является, представляет собой, прежде всего, бесконечное выяснение отношений с окружающими на предмет силы воли, подчинения и неподчинения. Каждый стремится подчинить себе как можно больше окружающих. И нет для человека более всеобъемлющей, более сильной и захватывающей все его помыслы
страсти, чем подчинение своей воле воли себе подобных. Борьба за власть над окружающими – есть самая сильная человеческая страсть, данная от природы. Она и является основной и первопричиной всех исторических событий и потрясений[3].

ГИПНОЗ

Общеизвестным и общепризнанным явлением нервно-психической деятельности является гипноз. Правда, признание пришло к нему с большими муками, с такими же, с какими оно пробивается сегодня к телепатии. Многие столетия понадобились официальной науке, чтобы признать гипноз как реальный факт, как явление, обратить на него свое августейшее внимание и заняться его изучением. Эти столетия ушли всего лишь на то, чтобы преодолеть, как это всегда бывает в подобных случаях, сопротивление твердолобых, которые вместо того, чтобы вникнуть в факты, только и делали, что относили гипнотизеров к обманщикам и мистификаторам[4].

Как наука объясняет гипноз? Прочитаем об этом в книге доктора медицинских наук В.Е. Рожнова и М.А. Рожновой «Гипноз и религия».

«Гипноз основан на внушении. Внушением называют глубоко впечатляющее словесное и эмоциональное влияние на психику человека, оказанное другим лицом, или сочетание волнующих обстоятельств, неправомерно получивших преобладающее значение… В чем отличие внушения? В том, что оно глубоко действует на психику человека помимо разумного контроля… В момент действия внушения строгая критическая оценка его исчезает… и внушение получает возможность беспрепятственно укрепляться в мозгу, существенно влияя на его деятельность… Сильное воздействие слов или волнующее, действующее на воображение впечатление вызывает в мозгу человека возбуждение. Сосредоточенное в каком-либо месте коры, оно развивает вокруг себя тормозной процесс. При здоровой сильной коре этот процесс далеко не распространяется. Но если нервная система чем-либо ослаблена…, тогда это торможение широко расплывается по коре, отрывая участок возбуждения от всей остальной массы корковых клеток и тем лишая его необходимых связей с ними.

А эти связи и обеспечивают то, что мы называем контролем разума. Ведь обычная психическая деятельность осуществляется корой мозга как единым целым, как огромным комплексом временных связей, ассоциаций, представлений и т.п. Внушенная мысль, будучи оторвана от всех этих необходимых влияний остальной коры, приобретает именно вследствие этого обстоятельства очень большую, прямо-таки неодолимую силу воздействия на мозг человека, на его поведение, деятельность организма» («Гипноз и религия». Воениздат. М., 1962, стр. 78, 79, 80, 81). В этих объяснениях обращают на себя внимание термины, внутреннего, достоверного смысла которых мы не знаем: «возбуждение», «торможение», «контроль разума», например.

Внушению и гипнозу в той или иной мере поддаются все люди и животные, совершенно независимо от того, «сильная» у них «кора» или «ослабленная». Чтобы стать гипнотизером, не нужны какие-либо сверхъестественные качества, а лишь достаточное знакомство с делом и приобретение необходимых навыков. Различают три степени глубины гипноза, из которых самой глубокой является сомнамбулизм. Какие только чудеса не совершают с человеком, находящимся в гипнотическом состоянии достаточной глубины! Он видит предметы, слышит звуки, обоняет запахи, которых на самом деле нет, без малейшего сопротивления принимает позы или совершает движения, впадает в различного рода настроения, которые ему укажут, воплощается в навязанные ему образы, совершает поступки, характерные для этих образов, и т.п.

Проведены многочисленные опыты, когда загипнотизированные совершают невероятные вещи: с закрытыми глазами читают запечатанные письма, видят предметы за препятствиями, недоступными проникновению взгляда, излечиваются от бородавок и даже от врожденной слепоты. С помощью гипноза медицина научилась излечивать многие болезни психического и иного характера, которые не поддаются лечению никакими другими известными методами.

*

Обычно внушение, команды загипнотизированному производятся с помощью речи, слов. Однако имеется много сообщений об опытах, где внушение производилось мысленно, без помощи слов, а результаты ничем не уступали тем, которые получены с помощью словесного внушения. Причем безмолвное внушение производилось с большого расстояния.

Как видим, гипноз начинается с подчинения силы воли испытуемого. Без такого подчинения нет гипноза. Причем это подчинение достигает небывалой, неимоверной силы. Создается впечатление, что организм загипнотизированного, его мозг превращаются в придаток, продолжение мозга и тела гипнотизера, настолько легко и естественно последний управляет их работой. Поскольку мы уже знаем, что действие одной силы воли на другую происходит по законам парапсихологии, постольку и гипноз необходимо рассматривать, как одно из наиболее ярких ее проявлений. Гипноз есть такое же частное проявление, как и действие взгляда, речи, письменности, выражения лица, силы воли, одного и того же явления – телепатии.

В гипнозе мы наблюдаем во много раз усиленными те же факты внушения и повиновения, которыми в обычном, менее усиленном виде полна наша жизнь. В самом деле: все взаимоотношения, контакты между людьми представляют собой ни что иное, как гипнотическое действие одного человека на другого в бесконечных сочетаниях и вариантах. Мы только и делаем, что или сами что-нибудь внушаем другим и подчиняем себе их волю, или сами поддаемся их внушению, или гипнотизируем, или сами становимся загипнотизированными. Причем степень гипнотизации в обыденной жизни достигает довольно часто такой же силы, как и в специально поставленных гипнотических опытах.

Проще всего найти примеры этому в таком распространенном явлении, как любовь. Какие нелепые поступки часто совершает человек, находясь в состоянии сильной влюбленности! Иногда он становится посмешищем в глазах окружающих, будучи при этом глубоко убежден, что поступает единственно правильным образом. Дать разумную оценку своим неразумным действиям он бывает в состояния, только выйдя из состояния влюбленности. И это не является гарантией, что он не наделает новых глупостей, опять влюбившись. Это явление так распространено, что считается: человек с большим старанием выбирает себе пару ботинок, чем влюбленный – спутника жизни. Разум учит нас поступать рационально, а наша природа, страсти часто сбивают с пути истины.

Возьмем такую вещь, как гонка за модой. Разумно ли мы здесь поступаем? Здравый смысл подсказывает, что разумным было бы носить простую, удобную и дешевую одежду. А мы носим платье как раз дорогое, неудобное и непростое, т.е. поступаем нерационально, вопреки разуму. Мало того. Мода продиктовала сегодня другую ширину брюк, длину пиджака, форму носка обуви, новый силуэт мебели, автомобиля, и мы немедленно прилагаем усилия, идем на материальные жертвы, чтобы привести в соответствие с требованиями моды свои одежду, автомобиль, квартирную обстановку. Поддавшись общему настроению, мы спешим это сделать, а Лев Толстой нам кажется смешным в нарочитой, демонстративной скромности своей одежды, пищи, жилища, образа жизни. Перестраивается промышленность на новый лад, затрачиваются, выбрасываются на ветер совершенно бессмысленно огромные материальные ресурсы. И это в то время, когда рядом миллионы людей одеты в лохмотья, не имеют не то что какой-нибудь мебели, а даже крова над головой. И причина этого старого, как мир, безумия не в том, что мы такие уж плохие люди, а всего лишь в особенностях нашего психического устройства.

Каждый испытал на себе, как он подчинялся общему настроению окружающих и, благодаря этому, совершал поступки, идущие вразрез с его принципами, убеждениями. Интересный в этом отношении опыт поставил американский социальный психолог Соломон Аш.

«Группе людей предъявлялись два листа бумаги. На одном была начерчена одна линия, на другом – три. Испытуемые должны были сказать, акая их этих трех линий равняется контрольной черте. Разница в длине отрезков была настолько значительной, что при индивидуальных опытах никто не ошибался. Но секрет эксперимента в том, что все его участники, за исключением одного «наивного субъекта», были в сговоре с экспериментатором и давали заведомо неправильные ответы. Как же поступит испытуемый, который отвечает последним и на которого давит неправильное, но единодушное мнение большинства?

123 «наивных субъекта» высказали по 12 суждений каждый. И более чем в одной трети случаев ответы были неправильными: люди больше верили группе, чем собственным глазам. Обнаружились сильные расхождения – от полной независимости одних до полного подчинения других. В результате других аналогичных опытов выяснилось, что «конформная» (приспособительная) реакция весьма устойчива, от нее нельзя освободиться по желанию» (И. Кон. «Свобода личности и конформизм». «Лит. газета», 26.04.1967 г.).

Каждый также был свидетелем того, как, напротив, один человек навязывал группе людей свое мнение или непомерно восторженное отношение к себе, тогда как трезвый рассудок не давала повода для этого. В книге академика В.М. Бехтерева «Внушение и его роль в общественной жизни» приводится описание ощущений, испытанных очевидцем того, какое влияние оказывал на толпу «божественный исцелитель» Шлятер, пользовавшийся большой славой у своих почитателей: «Со всех сторон были видны мужчины, женщины и дети с печатью душевного страдания на лице; с каждой минутой толпа увеличивалась, и скоро вся местность представляла море голов, насколько можно было охватить взглядом. Потом внезапно движение прошло по собранию, и всякий, даже малейший, шепот затих… пришел Шлятер. Когда я приблизился к нему, мной овладел сверхъестественный страх, который трудно было проанализировать. Моя вера в этого человека росла вопреки моему разуму. Бодрствующее, контролирующее, мыслящее, рассуждающее «я» стало колебаться, терять свою силу, а рефлекторное, подбодрствущее начало укрепляться. Когда он отпустил мои руки, моя душа признала какую-то силу в этом человеке, чему, по-видимому, противился мой ум и мой мозг».

Аналогичных картин переживания различными людьми подобных восторгов, обращенных к другим великим мира сего, рабского подчинения им можно найти в литературе и истории сколько угодно. Меняются времена, небывалого расцвета достигают науки, увеличиваются человеческий опыт, знания, меняются люди, но неизменной остается их природа. И мы видим, как немцы, одна из передовых наций передовой Европы ХХ века, восторженно поклонялись Гитлеру, который внушил им, заставил совершить жуткие преступления, противоречившие азам человеческой морали. Сегодня мы наблюдаем в Китае общенациональный гипноз или психоз преклонения перед Мао Цзэ-Дуном, преклонения, вопиющего против здравого рассудка. Наблюдаем, как накоплены огромные, небывалые в истории запасы смертоносного оружия небывалой разрушительной силы, грозящей человечеству гибелью. Здравый рассудок требует немедленно уничтожить это оружие, а народы, загипнотизированные всеобщим страхом, продолжают его накапливать на свою погибель. Был бы полный смысл в соответствии с нашей природой восторженно преклониться перед человеком, который, подчинив остальных своей воле, остановил бы это безумие, как это делали многие великие, ввергая человечество в бесконечные войны, разрушения, самоубийства. Или, как сказал поэт:

Если к правде святой

Мир дорогу найти не сумеет,

Честь безумцу, который навеет

Человечеству сон золотой.

По крайней мере, в поисках выхода из создавшегося положения, в поисках путей ко всеобщему счастью человечеству придется тщательно учитывать особенности своей психической природы. А это ему не удастся без всестороннего развития новой, молодой, полной сил и возможностей науки – Парапсихологии.

ПСИХИЧЕСКАЯ СФЕРА, СОЗНАТЕЛЬНОЕ И БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ

Из всех парапсихических феноменов гипноз является пока единственным общепризнанным явлением психической деятельности, когда сознательная ее часть целенаправленно действует на бессознательную, получая желаемые результаты.

Однако сам механизм, природа этого действия остаются неизвестными, непознанными.

И точно так остается совершенно неизведанной, непознанной вся сфера психического и ее составляющих – сознательного и бессознательного. Это пока «черный ящик», огромная темная дыра в современном знании.

Достоверно известно только, что вся психическая деятельность живых организмов состоит из сознательного и бессознательного и что между ними нет четких границ – они тесно взаимосвязаны и взаимодействуют. Но не известны объемы, размеры, «процентное» соотношение того и другого, как и их взаимодействия – что и насколько занимает большее место в нашей психической жизни – сознательное или бессознательное – что из них чему подчинено, что главное, что «командует», управляет всей совокупной психикой?

Фактически мы не «видим», не ощущаем, не фиксируем, не осознаем всю психическую деятельность своего организма, она совершается как бы сама собой, без нашего осознанного участия и влияния.

И это при том, что мы постоянно, ежедневно, ежечасно, ежеминутно управляем всеми внешними органами своего тела – руками, ногами, пальцами, головой, шеей, носом, языком, зубами, всем туловищем. При этом управляем молча, без слов, без особых усилий, совершенно не обращая внимания на природу, саму суть этого управления, не интересуясь этим. Тогда как эта наша управленческая способность представляет собой невероятно сложное, поразительное, великолепное природно-психическое явление – действия телепатии в гигантских, необъятных объемах.

Ведь мы молча, мысленно, с мгновенной скоростью, т.е. телепатически, отдаем команды, указания своим внешним органам и они безропотно, безотказно, мгновенно исполняют их. При этом мы не имеем малейшего понятия о том, как работает этот телепатический командно-исполнительный механизм, как наши мысли-команды воспринимаются и исполняются нашими внешними органами.

В то же время ничего подобного не происходит с внутренними органами (сердце, легкие, желудок, печень, селезенка, почки, мозг и т.д.) и системами (дыхательная, крове-, лимфо-, желчетворная, кровеносная, лимфатическая, нервно-психическая и т.д.) нашего организма: мы фактически ничего о них не знаем (если не специалисты медики, физиологи, психотерапевты и пр.), не видим (если не заглядываем в анатомические картинки), не ощущаем (если они не болеют), не касаемся их деятельности, в наименьшей мере не управляем ею.

Таким образом, сознательное управляет внешними, а бессознательное – внутренними органами и системами нашего организма.

Однако четкие границы между сознательным и бессознательным обозначить, провести невозможно. Бессознательное в равной, если не в большой мере, чем сознательное, управляет работой и внешних органов, «мышечным движением»: помимо нашей воли цепенеют руки и ноги, мускулы, покрывается испариной кожа, мы падаем в обморок, теряем сознание, а волосы «встают дыбом», седеют в один миг только по воле бессознательного.

Точно так невозможно четко определить объемы сознательного и бессознательного в общепсихической деятельности, как и главенствующей, управляющей роли, взаимоподчиненности того и другого. Здесь границы размыты, темны, остается лишь гадать.

Например, когда мы переходим улицу и косим глазом на приближающийся автомобиль, прикидываем сокращающееся расстояние, решаем – успеем проскочить или лучше подождать, ускоряем шаг, то мы ведь не измеряем метром меняющееся расстояние, не вычисляем нужную скорость, не проверяем, с ней ли движемся, и т.п. Нет, мы все делаем «на глазок». Но во всех не отягченных неожиданностями случаях успешно проскакиваем.

– Как же это нам удается, что означают эти наши действия «на глазок»?

Никто пока не может толком на это ответить. Можно лишь предположить, что на основании собранной сознательным информации бессознательное производило все расчеты, включало свою компьютерную, вычислительную систему, которой хватало этой, полученной «на глазок» информации для безошибочных вычислений и выдачи верных команд сознательному, которое безоговорочно исполняло их. Чья роль, чей объем работы был здесь большим? Безусловно, роль бессознательного во много превысила участие сознательного, с которым оно взаимодействовало неразрывно, как единое целое. С таким огромным объемом психической работы сознательное самостоятельно справиться не может, не приспособлено, не предназначено к ней, не обладает соответствующим функциональным аппаратом.

Если взять одну только работу внешних органов, которую они совершают непрерывно, даже во сне (когда, кстати, сознательное тоже «спит», «отдыхает», тогда, как бессознательное бодрствует, ибо не нуждается в отдыхе), то непрерывно вычисляя, принимая решения и исполняя их, сознательное наверняка захлебнулось бы, утонуло в одном только этом, не справилось бы с ним. А если взять работу внутренних органов и систем, представляющих собой немыслимой сложности и совершенства фабрики, в сравнении с которыми самое научно-технические оснащенное автоматизировано-компьютеризированное современное предприятие выглядит примитивным, немощным, жалким? Очевидно, каждый согласится: смешно даже подумать, чтобы хоть один из этих органов или систем организма могли бы быть во власти, в распоряжении сознательного, обслуживались, управлялось бы им. Согласится, что все это целиком отнесено в зону бессознательного, находится в его безраздельном веденьи, а доступ в него сознательному надежно перекрыт. Иначе оно натворило бы немало бед в этой закрытой для него, чужой вотчине. Что иногда и делает, теряя порядок в вотчине собственной: неправильный образ сознательной жизни (питание, труд, отдых, чрезмерные физические, психические перегрузки, курение, алкоголизм, наркомания и т.п.) расстраивает, деформирует деятельность органов и систем, подконтрольных бессознательному.

И кажется очевидным: все касающееся безграничной области чувств, эмоций, страстей (эгоизм, себялюбие, жадность, зависть, наслаждение, властолюбие, альтруизм, сострадание, сила воли, тоска, грусть, радость, любовь, ненависть, злоба, агрессивность и т.п., и т.п.) и составляющее, по существу, содержание жизни и отдельного человека и всех людей, все это подвластно и сознательному и бессознательному, но второму в подавляющей мере.

*

Каждый, все каким-то совершенно непостижимым, не поддающимся наблюдению, контролю, анализу образом, способом умеют безошибочно определять среди окружающих симпатичных и симпатизирующих им людей и людей, к ним равнодушных или враждебных, даже если они никак не проявляют или тщательно скрывают свои чувства.

Тем же непонятным, неосознаваемым способом каждый безошибочно сортирует окружающих, выбирая партнера, которого способен полюбить, и отвергая тех, кто для этого не подходит.

При том, что влюбленный часто «теряет голову», совершает неоправданные с точки зрения здравого смысла нелепые поступки, глупости, он умеет безошибочно определить, отвечает ли взаимностью предмет его любви или нет. И делает это все тем же совершенно неосознанным, неощутимым и необъяснимым способом, т.е. – бессознательно. Говорят ,что влюбленному «подсказывает сердце», «сердце не обманешь» и т.п. Только никто не знает достоверно, что скрывается за этими, в общем верными словами.

Но ведь именно эти неосознанные, неощущаемые, неконтролируемые, но присущие каждому способности, эти бессознательные умения только и позволяют строить всю совокупность главных человеческих взаимоотношений, человеческого общежития, сообщества – без них это было бы просто невозможным.

Как и при переходе улицы ввиду приближающегося автомобиля, роль сознательного и здесь опять-таки невелика: оно поставляет бессознательному лишь незначительную информацию о внешнем облике окружающих. Остальную информацию о внешнем облике окружающих. Остальную информацию бессознательное добывает самостоятельно, само производит сложнейшие расчеты и выдает сознательному готовые выводы, которые оно воспринимает как интуитивные. «Мы интуитивно чувствуем, что это плохой человек, а это хороший» – говорим мы обычно, и не подозревая, какая гигантская работа бессознательного скрыта за этими «интуитивными» выводами нашего сознания.

При этом сознание сплошь и рядом сопротивляется выводам интуиции, не принимает их даже при всей их очевидности. Так, уже все, кроме влюбленного, знают, что предмет его любви давно изменяет ему, а он все еще отвергает выводы, доказательства своей интуиции, все еще надеется, цепляется за свое уже утерянное счастье. Хотя «в глубине души», в подсознании раньше всех, еще до прямой измены «почувствовал»: его больше не любят, обманывают. Такая борьба, противостояние сознательного и бессознательного происходят постоянно. Возможно, именно на этой основе как раз и родились понятия о нечистой силе, дьяволе, сатане, черте, которые постоянно и сбивают человека с пути истины.

*

Хотя это пока и не доказано, но есть немало оснований уже сказать: именно бессознательное преимущественно порождает, определяет и направляет поступки, дела человеческие при несомненном контроле разума, сознательного, из под которого сплошь и рядом вырывается, игнорируя его. Причем вся совокупность мысленного, парапсихического, т.е. телепатического взаимодействия людей совершенно неподвластна контролю разума, рассудка, которыми не ощущается, не фиксируется.

Но если все это так для отдельного человека, то точно так и для групп людей, для людских масс и, следовательно, для человечества. Вернее, «не точно так», а в неизмеримо большей степени: в группах, в массах совокупная психическая деятельность и ее результаты усиливаются неимоверно – подобно цепной ядерной реакции существует и цепная психическая реакция, порождающая, например, массовые психозы чудовищной разрушительной силы. Поэтому и напрасно искать в человеческой истории одной лишь разумной, сознательной, расчетливой последовательности, логичности. Этой историей, действиями и судьбами народов, наций, государств в прошлом и теперь движут, правят все те же чувства, эмоции, страсти, т.е. – бессознательное при весьма недостаточном, ненадежном контроле рассудка, разума, т.е. сознательного.

С достаточным основанием можно сказать: история мира, в конечном счете, есть прямая производная от психической природы человека и человечества, ибо все человеческое человеками же и делается.

Это объективный, непреложный и головной закон жизни и деятельности человеческого индивида и человеческого сообщества.

Без учета этого закона, без опоры на него ничего нельзя толком понять ни в судьбе отдельных людей, ни в человеческой истории, ни в созидании настоящего, ни в прогнозировании будущего.

Тем не менее, этот закон изначально, из века в век игнорируется. Все известные проекты общественно-политического переустройства, развития, прогресса всегда и теперь сочиняются исходя лишь из рациональной, разумной, сознательной части психической природы и совершенно не учитывая бессознательную, хотя и преобладающую ее часть. В этом заключается главная и достаточная причина неизбежных просчетов, пороков и неудач этих проектов.

Такова в действительности глобальная, решающая роль психического – сознательного и бессознательного – в судьбах мира. А в самом психическом роль бессознательного, судя по широко известным массовым явлениям и фактам, грандиозна, решающая.

И здесь невольно возникает законный вопрос:

– Если человеку по самой природе его не дано управлять своим бессознательным, которое целиком управляет им, то кто же руководит, управляет этим его бессознательным?!

Этого никто не знает, над ним никто еще всерьез не задумывался. Впечатление же такое, что бессознательным каждого индивида кто-то управляет со стороны, помимо воли этого индивида.

ДУША

«Народная душа», «душевный человек», «широкая душа», «задушевный разговор», «берет за душу», «душа страждает», «бьет в душу», «погубил душу», «грешная душа», «плюнул в душу», «обидел душу», «продажная душа», «надрывает душу», «болит душа», «душевнобольной».

Можно привести еще немало подобных выражений, которые все знают и используют. И можно подумать, что каждый знает, что это такое – душа. На самом деле этого никто не знает. Тем не менее, наличие души у каждого человека является общеизвестным и общепризнанным.

Так что же это такое – душа?

В принятой нами биоэнергетической, парапсихической, телепатической концепции ответ может быть таким.

В момент зачатия, слияния сперматозоида и яйцеклетки, когда мужской и женский организмы выделяют гигантскую массу биологической энергии, чтобы обеспечить это слияние, в этот момент рождается новый источник, генератор биологической энергии – новый живой организм. Постепенно он обрастает телесной оболочкой, составляет основу ее жизнедеятельности, сознания, подсознания, характера, поведения. Эта оболочка, тело развивается, растет, достигает своих телесных пределов, а затем стареет, «усыхает» и отмирает. В отличие от него сам энергетический источник, генератор биологической энергии не стареет и не умирает – он вечен. Именно его, скорее всего, и называют душой. Когда тело умирает, душа покидает его и существует самостоятельно.

Побывавшие в состоянии клинической смерти рассказывают, как они (их души) летали над своими покинутыми телами, видели, слышали хлопотавших над ними врачей, своих родных.

Много написано и о вселении освободившихся душ в другие живые тела.

Больше об этом, пожалуй, нечего сказать, настолько плотно оно скрыто за «семью печатями» незнания.

*

Дело здесь упирается в старый, как мир вопрос:

А нужно ли человеку знать то, что так глубоко скрыто, засекречено от него Создателем за этими «печатями»?!

Не содержится ли ответ на него в головной библейской притче о грехопадении?

В Святом Письме сказано, что Бог сотворил человека по образу и подобию Своему, т.е. едва ли не равным Себе. И не сказано ведь, что только по внешнему подобию, а, значит, и по внутреннему Божьему образу. Но тогда ведь и человек, подобно Богу, должен быть, по крайней мере, всевидящ и всезнающ. На самом деле этого нет. Чрезвычайного развития своих потенциальных способностей вплоть до гениальности достигают лишь отдельные, редкие люди. Библейская притча о грехопадении как бы иносказательно поясняет причину этого: Творец запретил прародителям человечества вкушать плоды с Древа познания, а за непослушание наказал и навсегда лишил этой возможности и их самих, и их потомство.

Во всяком случае, бесспорным фактом является то, что огромнейший, колоссальный интеллектуальный потенциал мозга, располагающего десятками миллиардов нервных клеток, используется лишь в ничтожной мере – задействовано, включено в постоянную работу всего 3-4% их общего количества, остальные бездействуют, как бы навсегда заблокированы.

Но тогда зачем же Создатель наделил человека этим гигантским, но неиспользуемым, ненужным ему потенциалом? Не произошло ли действительно так, что сначала дав этот потенциал, а затем, убедившись в своей ошибке, Творец заблокировал его, исправил ошибку?

Сам мозг разделен на два полушария, левое и правое, работающие в разных, несогласованных режимах. Одно из них также используется в крайне ограниченном объеме, неразвито, т.е. тоже как бы заблокировано. Совместная, синхронная работа обеих полушарий, когда достигается наибольший познавательный, мыслительный, интеллектуальный, творческий эффект, результат, разбалансирована, асинхронизирована.

Весь психический аппарат человеческого организма разделен на две разновеликие, сознательную и бессознательную, части, действующие преимущественно, а то и совершенно независимо друг от друга и к тому же в совершенно различных, присущих только каждой из них режимах. Причем бессознательная часть по объемам выполняемой работы и силе воздействия на весь организм в неимоверное число раз превосходит часть сознательную.

Что же все это означает?

Не означает ли оно действительно реального воплощения того самого иносказательного библейского Божественного запрета на получение человеком знаний напрямую, непосредственно из ноосферы, из космоса, из околоземной сферы знания, из «небесного интернета», которые, может быть, и названы в Библии «древом познания» (ведь все библейские тексты иносказательны, зашифрованы, скрывают в себе тайны)?

Не работает ли мозг, психический, познавательный аппарат младенцев как единое целое сознательного и бессознательного, в наиболее эффективном совестном, синхронизированном для обоих полушарий режиме, когда задействован, включен в работу весь мозговой, познавательный потенциал? И не утрачивают ли они все это после овладения речью, когда все в этом аппарате разделяется, асинхронизируется, блокируется, как у взрослых?

И не объяснить ли вспышки гениальности у взрослых, мгновения поразительных догадок, прозрения, свершения гениальных открытий, творений тем, что в эти мгновения их психический, познавательный, интеллектуально-мыслительный, чувственный, творческий аппарат работает как младенческий: в едином, максимально синхронном, сбалансированном режиме? Не получают ли они в эти моменты прямой доступ в тот самый «небесный интернет»?

В тех известных случаях, когда разные ученые совершенно независимо друг от друга совершают одни и те же открытия, не получают ли они в момент этих открытий доступ к одному и тому же их источнику – к тому самому «древу познания»?

Давно отмечен тот факт, что большинство ясновидцев, прорицателей, экстрасенсов приобрели свои поразительные, уникальные способности, прозрели в результате разного рода мозговых, психических травм, отклонений. В значительной мере это касается и многих выдающихся, гениальных людей, психика которых если и не травмирована патологически, то имеет явно выраженный пограничный в отношении нормы характер. Не означает ли все это, что в обычном, нормальном, здоровом состоянии мозг, психика работают в заблокированном, асинхронизированном режиме, а испытав травмы, психические потрясения, получив патологические или близкие к ним изменения, отклонения от нормы, они зачастую переключаются на синхронный, «младенческий», «гениальный» режим работы?

В московском журнале «Сознание и физическая реальность» (т. 4, № 4,
1999 г., стр. 63) сказано:

«Отсутствие межполушарной асимметрии свидетельствует о слиянии бессознательной и сознательной сфер и возможности получения необходимой информации на интуитивном уровне» (Г.М. Федорова,
В.П. Корбин, В.Б. Бажурина. Исследования необычных состояний сознания).

Человек не в силах преодолеть «раскол» в психической деятельности своего организма. Но познать ее в той мере, которая помогла бы ему гармонизировать свое сознательное и бессознательное, подавлять их пагубные всплески, бури, «восстания», жизненно необходимо.

В целом же не только в изучении психического, но и любых других природных явлений, живой и неживой материи необходим жестокий мораторий глубины проникновения в тайны природы, раскрытие которых содержит в себе смертельную угрозу человечеству, жизни на Земле. Когда такая опасность становится очевидной, соответствующие научные исследования надлежит останавливать, категорически запрещать.

Никто не знает, зачем существует такое безграничное изобилие различных видов зверей, домашних животных, птиц, рыб, насекомых, червей, микроорганизмов и растений. Почему они так разительно отличаются друг от друга, так хитро, сложно организованы.

Далеко не все известно даже об элементарной частице живой природы – живой клетке. Если науке удалось кое-что узнать о ее видимой, ощутимой биолого-физиологической части, то остается непознанной ее невидимая, неощутимая психолого-энергетическая сущность.

Абсолютно неизвестно, кто, зачем создал это безграничное разнообразие живых организмов невообразимой сложности и управляет им. Чувствуя свое полное бессилие ответить на эти вопросы, придумали такой ответ: – Все это создал высший разум, Создатель!

Так хорошо, полезно или, напротив, плохо, вредно это незнание?!

Несомненно, хорошо, полезно, иначе и быть не должно.

Ведь если бы, не доведи Господь, люди это познали, они бы с помощью этого пока недоступного им знания уже давно уничтожили бы все живое, включая себя. Ведь добытые несравненно более примитивные, поверхностные знания природы они сумели превратить в источник своей погибели.

СОН

Если сознательное и бессознательное повседневно действуют одновременно, сообща или в противоборстве, то повседневно же они действуют и абсолютно раздельно или, вернее, когда сознательное вообще бездействует, отсутствует, уступая место бессознательному. Это происходит во сне.

Что же представляет собой сон? Что происходит, что меняется в деятельности организма во время сна?

В достаточной мере этого не знает никто. Принято считать, что во сне организм отдыхает.

Однако очевидно: головные его органы, системы (сердце, легкие, желудок, печень, почки, селезенка, дыхательная, пищеварительная, мочегонная, крово- и лимфотворная, нервная системы и др.) во время сна не отдыхают, продолжают работать так же, как и во время бодрствования. Отдых, прекращение работы каждого из них даже на короткое время означали бы неминуемую смерть организма. Эти органы и системы работают непрерывно, пока жив человек, а управляющее ими бессознательное живет и после его смерти – оно существует вечно.

Во время сна действительно отдыхают только сознательное и органы, которыми оно управляет: руки, ноги, туловище, мускульная система и т.п. Тогда как неусыпные, безустанные бессознательное и перечисленные выше управляемые им органы и системы в отдыхе не нуждаются.

При наступлении сна невозможно ощутить, уловить, «засечь» момент, миг, ту грань, когда сознательное «выключается», «засыпает», а бессознательное захватывает его территорию. Невозможно, поскольку по мере приближения сна сознательное ослабевает, расплывается.

Все попытки не спать до тех пор, пока не ощутишь, не проконтролируешь смену сознательного бессознательным, оказываются безуспешными, заканчиваются бессонницей.

То же происходит и при пробуждении: невозможно ощутить, засечь момент, когда сознательное просыпается, вновь начинает действовать, работать.

Поскольку не только человек, но и все живые существа тоже спят, то это означает, что их психическая сфера организована подобно человеческой: тоже разделена на сознательное и бессознательное, которые действуют адекватно.

Означает, что психическая природа всего живого едина, организована, существует и действует по одному и тому же принципу, закону – парапсихическому, телепатическому.

ВОСПИТАНИЕ

Все, о чем здесь идет речь, имеет непосредственное, прямое отношение к главному человеческому делу – к воспитанию, педагогике.

По единодушному мнению многих специалистов современное воспитание охвачено глубоким кризисом. Называют немало причин, каждая из которых играет свою негативную роль. Основополагающей же причиной стал, несомненно, кризис психологии, поставляющей педагогике главные указания, меры, приемы, методы, инструментарии для практических действии, эффективных воспитательных технологий. Главной же причиной затяжного кризиса психологии является как раз то, что она до сих пор действует в пределах только сознательной части психологического, не касаясь бессознательного. При этом не вникает в саму природу сознательного, не изучает ее, не использует даже то, что уже известно о телепатии, как основе психического. Именно по этой причине она как бы исчерпала себя, свои возможности. Все, что ей пока удалось познать в необъятной области чувств, эмоций, страстей, носит преимущественно эмпирический, поверхностный характер.

Весьма показательным здесь может служить тот факт, что в периодизации возрастов психология не выделяет, игнорирует самый важный, ответственный, плодотворный возрастной период – внутриутробный и младенческий, когда едва ли не окончательно формируются чувства, сознание, характер, поведение каждого индивида. Формируются на бессловесных, мысленных, чувственных, т.е. телепатических взаимоотношениях между плодом, младенцем и матерью, другими окружающими. Для психологии, которая по своему призванию, назначению должна была бы буквально «прикипеть» к этому возрастному периоду, его как бы не существует. Не выделял его в своей возрастной периодизации, не изучал даже такой признанный классик психологии, как Л.С. Выготский. Что уже говорить об остальных.

Чем дольше продлится робкое, бесплодное топтание психологии на пороге сознательного и бессознательного, тем дольше продлится ее тупиковый кризис.

В разные времена перед педагогикой, воспитанием ставятся самые разнообразные приоритетные цели, задачи. Но всегда стояла и стоит одна – главная: уравновесить, гармонизировать в человеческом характере сознательное и бессознательное, максимально увеличить способность сознания контролировать, подавлять темные всплески, порывы необузданных, безумных страстей. А также организовать, педагогизировать окружающую среду таким образом, чтобы она помогала каждому индивиду самому подавлять свои пороки, не позволять им «взбеситься», выйти из под контроля, приобрести преобладающее, подавляющее влияние. Всемирная история свидетельствует: в общем эта задача по плечу педагогике, воспитанию, худо-бедно они справляются с ней на протяжении веков. Но только худо-бедно, ибо в той же истории легко просматриваются периоды, когда эта задача не исполнялась, когда господствовали безнравственность, изуверство, мракобесие, жестокость, когда злоба, ненависть срывались с цепи, застилали глаза, порабощали рассудок, сознание, когда мир надолго хмелел в пиру низменных страстей.

В этой связи каждый исторический катаклизм (войны, бунты, революции, господство кровавых режимов, массовые репрессии, геноцид и т.п.) следовало бы объяснить, прежде всего, кризисом педагогики, воспитания того времени, что и порождало каждый раз массовый психоз, господство бессознательного над сознательным.

Однако никто никогда этого не делал и не делает. Психологии, педагогике, воспитанию никогда не придавали того основополагающего значения, решающего влияния на народную жизнь, которые им в действительности по праву принадлежат.

*

С древнейших, незапамятных, с райских еще времен и до наших дней производство орудий, машин, техники, опираясь на все новые достижения знания, науки, последовательно идет по пути все большего совершенства. История не знает случая, чтобы однажды научившись делать хорошие молотки, зубила, колеса, станки, самолеты, автомобили, корабли, копья, мечи, пистолеты, пулеметы, пушки, танки, бомбы, ракеты, лазеры, их стали вдруг делать хуже прежних – только все более лучшие, совершенные, без единого обратного примера. Все, что устарело, уступает лучшим новым образцам, безжалостно и бесповоротно снимается с производства.

В тоже время в производстве людей, в созидании их характеров, сознания, духовно-нравственного и интеллектуального облика всегда в прошлом и теперь царит невообразимый хаос: между древним Египтом и современной Европой или Америкой в этом отношении особой разницы нет, тогда как в производстве техники, и прежде всего военной, эта разница потрясающа. И это неопровержимо свидетельствует: воспитание отстало от знания и его производных – от науки и техники на тысячелетия. Производство глупцов, негодяев, нравственных уродов, извергов и просто серых, бесталанных людей никогда не снималось с человеческого воспитательного конвейера, который и сегодня штампует их так же безостановочно, успешно, в несравненно больших количествах, как и триста, и пятьсот, и пять тысяч лет назад. В результате тяжкий, неистребимый хвост безнравственности, жестокости, преступлений, войн, наказаний, тюрем, казней, словно проклятие тянется за человечеством из века в век, из эпохи в эпоху.

Стало модным изображать ход исторического развития в виде сложной кривой, напоминающей спираль. Не определены только причины так хитро закрученного этого кривого развития.

Если бы главной причиной причудливой кривизны этого развития хоть раз взяли воспитание, то многое бы прояснилось. Изображающая все это линия должна бы автоматически отражать совокупные результаты (в каждый данный исторический момент) господствующего в воспитании непрерывного хаоса. И она не может быть ни прямой, ни плавной кривой, ни спиралью. Скорее всего, эта линия должна быть ломанной кривой, прыгающей то вперед, то назад, то вверх, то вниз, т.е. должна быть совершенно бестолковой, абсолютно адекватной хаосу воспитания. Тем самым она одновременно изобразит и косвенные результаты взаимодействия, противостояния, противоборства сознательного и бессознательного в мировой истории.

Весь прошлый исторический опыт вкупе со всеми достижениями современного знания и науки не в силах и сегодня решить, казалось бы, такую простую задачу: как сделать, чтобы из каждого без исключения ребенка вырастал во всех отношениях воспитанный, достойный человек?!

Ни один народ, ни одна страна и человечество в целом во всей прошлой истории и сегодня этой задачи перед собой не ставили и не ставят, всегда сосредоточивали все свои помыслы, знания, силы, ресурсы прежде всего на развитии производства, техники и прежде всего военной, т.е. не во благо себе, а во вред. Но если раньше такая задача и не ставилась, поскольку даже совокупные пороки воспитания хотя и являлись причиной исторических несчастий, катаклизмов, но не грозили все же всеобщей погибелью, то сегодня грозят, и эта задача встала наконец перед миром как главная во весь свой чудовищный рост.

Человечество или решит эту задачу, или поставит психологию, педагогику, воспитание во главу своей деятельности, научится достойно воспитывать своих детей и на этой основе разумно, ответственно строить свою жизнь, или погибнет – таков не подлежащий сомнению и обжалованию приговор исторического развития!

При этом остается неясным: осталось ли достаточно времени для успешного, ускоренного решения этой чрезвычайной, грандиозной задачи или приближающаяся катастрофа раньше поглоти этот мир?

РАСТЕНИЯ

Ежегодно под дубом выпадает множество желудей, из которых могут вырасти новые дубы. И они действительно вырастают, если желуди попадают подальше от своего дуба-родителя, под кроной которого произрасти не могут.

Дубы растут сотни лет. И нет ни одного случая, чтобы под их кроной из желудя вырос хоть один новый дуб.

Дубы не являются исключением. То же характерно для всех деревьев. Под кронами яблонь, груш, черешен, других садовых деревьев зерна, косточки из их опавших плодов не прорастают, то же происходит в сосновых, кедровых, других лесах.

Это результат способности деревьев (всех растений) защищать свое жизненное пространство от своего потомства и от чужого. Неизвестно только, каким образом, какими средствами они это делают, поскольку эти средства никоим образом не проявляют себя, невидимы, неощутимы.

Можно предположить, что таким средством растений является та же биологическая, телепатическая энергия, с помощью которой они защищают свое жизненное пространство, само существование.

*

Известен эксперимент, в котором два сорванных с одной ветки листа поместили в совершенно одинаковые условия (температура, влажность, освещение и т.п.) в разных помещениях.

После этого с одним из них постоянно общался, ласково разговаривал экспериментатор, тогда как другой оставался в одиночестве.

В результате первый долго сохранял свою свежесть, «жил», тогда как другой быстро засох, «умер».

Каким же образом человеческий голос, общение оказывали такое огромное влияние на состояние, жизнеспособность растения, каким образом оно воспринимало это влияние, реагировало на него?

Объяснить это возможно лишь при условии если признать, что жизнь растений, как и животных, основана на биологической энергии – телепатии.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключении остается сказать, что изложенное выше бесспорно доказывает: природное явление Телепатия действительно существует. Мало того. Она обусловила возникновение и эволюцию живых организмов, всей живой природы, материи.

Не зря ведь сказано: – Сначала было слово! Но слова – это мысль, а мысль – это энергия, психическая энергия!

 

Ярослав Береговой,

главный редактор

журнала «Педагогіка Толерантності»